(3954-1) 3-03-13
п. Усть-Ордынский,
ул, Калинина, 14

Мэрдыгеев Роман Сидорович

Родился 26 марта 1900 года в улусе Хандагай Балаганского аймака Иркутской губернии, умер в 1969 году.

Склонность к рисованию обнаружилась рано, но никак не поощрялась родителями. Правда, постепенно стали находиться покровители среди родственников и соседей. В 1917 г. после окончания сельской школы поступил в Черемховское училище, где преподаватель Н.А. Никольский сразу же предложил свою помощь для подготовки его в художественное училище. В связи с общей политической обстановкой в стране осуществить наметившиеся планы тогда не удалось.

Возвратившись домой в 1920 году, Р. С. Мэрдыгеев приступает к педагогической деятельности, участвует в общественной жизни улуса. Именно этот, казалось, переходный период для начинающего художника оказался очень примечательным, поскольку им были выполнены такие теперь широко известные работы, как «Скорбь», «Горе старика», «Боронит», «После жертвоприношения». Национальная характерность тем и сюжетов, стилистика исполнения свидетельствуют об известной зрелости творческого мышления.

В аймачном центре – Алари находился крупнейший буддийский дацан, посещения которого оставили неизгладимый след в памяти художника; он освоил со временем приемы и технику ламаистской иконописи, о чем можно судить по одной из его ранних работ – «Буха-нойон» в облике божества, сидящего на быке.

В 1925 г. он начинает учебу в Иркутской художественной студии и впервые показывает свои произведения на всесибирской выставке.

Зрители были пленены национальным своеобразием и непосредственностью исполнения картин и рисунков. Учеба в студии продолжалась два года. По предложению художественной секции Буручкома он написал картину «Тайлган» и портрет одного из первых бурятских ученых Доржи Банзарова. В «Тайлгане» обряд жертвоприношения показан во всех деталях. Посреди открытого пространства возвышенного холма собралось множество сельчан. Взоры устремлены к шаману. На переднем плане приготовлены котлы для варки пищи и бочонки с водой, дымятся костры; поодаль играют ребятишки. Сцена залита потоком солнечных лучей, ярко зеленеет травянистый покров земли. Создается впечатление, что задачи этнографического порядка, основные в первоначальной стадии работы, утратили главенствующее значение при осуществлении замысла. Композиция стала выражением радостно-приподнятого настроя художника, перед которым приоткрылись безграничные возможности техники масляной живописи, реалистического творчества, яркого воплощения темы народного бытия.

В 1933 году Р. Мэрдыгеев принимает участие в организации Союза художников БМАССР. В том же году едет в Ленинград и поступает вольнослушателем в Академию художеств. После трех лет учебы возвращается в Улан-Удэ, работает ответственным секретарем Союза художников, а в 1940 году – его председателем. Основным жанром для художника становится пейзаж. Причем его привлекает необжитая природа Саян, суровая красота Байкала. На декадной выставке в 1940 г. им были представлены картины «Грозный Саяны», «Дорога к гольцам», «Туман в горах», «На Байкале» и др.

Серия тункинских и байкальских пейзажей продолжена Мэрдыгеевым и в послевоенные годы. Природа стала для него неисчерпаемым источником вдохновения, выражением его темперамента, обычно сдерживаемого во внешних проявлениях.

Позже художник увлекся поисками эпического образа природы, а затем края в целом. «Баян тала» (Богатая степь) – результат обобщения всего виденного, прочувствованного в родных местах, стремления воспеть успехи республики.

Роман Сидорович Мэрдыгеев прошел большой и сложный путь в искусстве. Поиски и находки и даже творческие неудачи этого своеобразного мастера определяются особенностями художественной культуры бурятского народа в один из сложных, противоречивых и вместе с тем интересных периодов ее становления и развития.

Соктоева И.И. Роман Мэрдыгеев // Выдающиеся бурятские деятели. Вып. 3. - Улан-Удэ, 1999. - с.150-152.