(3954-1) 3-03-13
п. Усть-Ордынский,
ул, Калинина, 14

Зооморфный орнамент

Вторая группа орнаментов зооморфного происхождения.

В декоративном искусстве Предбайкальских бурят представлено разнообразие роговидного орнамента - эбэр угалза или бараний рог - хусын эбэр хээ. Образуя многочисленные вариации, он символизирует плодородие, богатство, изобилие, процветание.

По своей функциональной нагрузке «бараньи рога», скорее, связаны с древними верованиями человека, когда изображения животных играли роль оберегов и воплощали в себе добрые и злые космические силы, наполнявшие мир и так или иначе влиявшие на судьбу человека, как при жизни, так и в загробном мире.

Говоря об орнаментальном мотиве «бараний рог», следует отметить четкий рисунок узоров, точно выверенную симметрию знаков, их энергичную ритмику.

 «Бараний рог» иногда вступает в сочетания с солнцем и луною, заменяя собой их лучи, или служит дополнительным украшением тех же фигур.

Роговидный узор становится основой для декора покрышек стрелохранилищ, составляющих лицевую сторону футляра. Контрастные сочетания красного фона, черных линий орнамента с контуром из белых шнуров создают яркую палитру рисунка. Интерес представляет ольхонский вариант покрышки, где традиционный роговидный узор трансформируется в растительный: он удвоен по вертикали, при этом верхняя пара завитков гораздо меньше по размерам в сравнении с крупной нижней. При этом линии, выстроенные белым шнуром, раздваиваются.

У предбайкальских бу­рят был известен узор -  арбагай. В бурятском языке арбагай переводится как «растопыренный, лохматый, косматый» (от арбайха – «растопы­риться, растрепаться, взлохматиться». Также он имел значение «ветвистый», о чем свидетельствует словосочетание арбагай эбэр – «ветвистые рога». Узор-символ арбагай, обозначавший оленя, воспроизводит, мифологический образ солнечного оленя. «Вихревые» лучи арбагая символи­зировали лучи солнца, которые воспринимались в качестве рогов солнечного оле­ня.

Вышивание арбагая было связано с идеей обеспечения «благополучия», защитной функцией и выполнением других магических» функций.

Несомненно, что «вихревой» трехлучевой узор западных бурят представляет собой солярный символ. По своей форме он представляет собой одну из вариаций свастических символов. В качестве «узора в виде трехконечной свастики» характеризовал его еще первый исследователь бурятского орна­мента П.П. Хороших.

Связь между хусын эбэр и арбагай эбэр позволяют соотнести оленя и барана в плане общности их семантической природы в культовой и мифо­логической традициях.

Узор, получивший название «Ехэ шубуун», связан у ольхонских бурят с тотемным культом орла. В культах священных птиц-тотемов, в древних шаманских обрядах и во всей шаманской атрибутике коренятся истоки орнамента в том виде, в каком он получил свое развитие. При рассмотрении узоров впечатляет, прежде всего, их особенная смысловая насыщенность. Они одновременно напоминают зоо- и антропоморфные образы, а также птиц с распростертыми крыльями или хищными клювами, луки со стрелами.